Русский язык
Китайский язык
ПРАГМАТИКА: ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ ТЕРМИНА В СВЕТЕ НОВЫХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ 2 - Научно-исследовательский центр русской филологии и культуры Хэйлунцзянского университета
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА > ЛИНГВИСТИКА > СЕМАНТИКА > СОДЕРЖАНИЕ
ПРАГМАТИКА: ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ ТЕРМИНА В СВЕТЕ НОВЫХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ 2
  ДАТА ОПУБЛИКОВАНИЯ:2015-5-6 10:25:30  КОЛИЧЕСТВО ПОСЕЩАЕМОСТИ:725
 

Считая, что содержание предложения является принадлежностью синтаксической семантики, автор полагает, что оно связано с лексической семантикой, лексическими заполнениями в виде конкретных слов. «Именно в этой области предлагаются различного рода «правила сложения слов». Допустим, что подобные правила созданы, и мы можем перейти от значений слов к содержанию предложения. Однако оказывается, что на уровне общения одного содержания всё равно недостаточно. На данном содержании может быть построено большое число разнообразных

сообщений» [Почепцов (мл.) 1987: 13-14]. При этом отмечается, что возможны два основных варианта соотношения сообщения и содержания: их совпадение («фокусировка») и различие, частичное пересечение («расфокусировка») [Почепцов (мл.) 1987: 15]. Отсюда видно, что операции, связанные с конструированием и интерпретацией содержания предложения ассоциируются с языковой компетенцией человека, а операции, связанные с конструированием и интерпретацией сообщения ассоциируются с его коммуникативной компетенцией.

Таким образом, при постулировании (очень осторожном) разграничения между семантикой предложения и его прагматикой вырисовываются два ряда противополагаемых друг другу понятий: с одной стороны, буквальное значение предложения, содержание предложения, языковая компетенция, факультативная реализация речевой

интенции и т.п.; с другой, фактическое значение предложения, передаваемое предложением сообщение, коммуникативная компетенция, облигаторная реализация речевой интенции и т.п. Списки, разумеется, не закрыты и могут быть с лёгкостью дополнены при реферировании относящейся к данному вопросу литературы. Например, факт валентностной детерминации глаголом-сказуемым подлежащего можно было бы отнести к явлениям семантического порядка, а факт отсутствия детерминации глаголом-сказуемым топика – к явлениям коммуникативно-прагматического порядка [Ли, Томпсон 1982]. Как бы то ни было, представляется теоретически оправданным изолированное рассмотрение области лингвистической прагматики как изучающей процессы реального коммуникативного взаимодействия между людьми. Контуры такого взаимодействия, как оно видится с точки зрения прагматики, удачно очерчены Т. Виноградом, который полагает, что говорящий конструирует предложения, предвосхищая то, как слушающий проинтерпретирует их, а слушающий интерпретирует их в свете гипотез об интенции говорящего. При этом интерпретация дискурса предполагает использование общих знаний о природе речевого взаимодействия. Существуют конверсационные импликатуры, которые создаются исходя из

предположения, что говорящий вовлечён в процесс общения и что высказывания релевантны, информативны и полагаются истинными [Winograd 1977: 67, 82].

Прагматика, играющая определяющую роль по отношению к семантике, представляет собой и самый высокий уровень планирования при конструировании высказывания. Как пишет Виноград, процесс конструирования высказывания включает несколько процессов, которые можно приблизительно сгруппировать по следующим трём

уровням. Первый уровень предполагает определение набора слов, порядка их следования, интонационных моделей и т.п., которые можно скомбинировать в отдельные высказывания, и которые передают необходимое сообщение в соответствии с целями, устанавливаемыми на более высоких уровнях кодирования. Второй уровень предполагает решение вопроса о том, какие ещё промежуточные цели следует установить, чтобы достичь конечной цели коммуникации. Эти промежуточные цели включают установление референции к объектам, фокусирование внимания слушающего и передачу информации, релевантной для той модели, которая уже имеется в сознании слушающего. Для слушающего необходимо иметь адекватную модель происходящего акта коммуникации с тем, чтобы знать что необходимо сделать для того, чтобы достичь каждую из указанных целей. Третий уровень предполагает понимание того, какой эффект результирующее предложение возымеет на слушающего, модификацию предложения с тем, чтобы создать правильные коннотации, избежать двусмысленностей и привести к правильным ожиданиям относительно того, что последует за данным высказыванием [Winograd 1977: 69].

Отсюда ясно, что «прагматическое планирование» задаёт изначальный стратегический вектор конструирования речевого высказывания, а «семантическое планирование» отвечает за решение более частных, тактических задач речепроизводства.

Сказанное, думается, достаточно убедительно свидетельствует о том, что термин «прагматика» в его изначальной семиологической интерпретации принципиально непреложим к явлениям языка. «Прагматика» в

моррисовском смысле является, возможно, удобным технологическим термином, покрывающим область отношения человека с любой другой знаковой системой, кроме языковой, так как последняя специфична в том плане, что, во-первых, неотчуждаема от человека, ингерентно ему присуща, и сама является в известном смысле признаком человека, а, во-вторых, не создаётся человеком искусственно и в основном не носит конвенционального характера: люди не договариваются между собой о придании такого-то значения таким-то словам или синтаксическим конструкциям подобно тому, как они могут договориться о значениях и правилах функционирования любой другой знаковой системы. Естественным поэтому представляется происшедшее за последние годы переосмысление рассматриваемого термина – ныне под прагматикой понимается не только и нестолько интенциональность речи (даже в смысле философов, стоящих близко к лингвистике, таких как, например, Дж. Сёрль [Searle 1983]), сколько глобальные стратегии коммуникативной деятельности людей, описываемые в

терминах максим речевого общения, конверсационных правил, речевых актов и т.п.

 

***

АРИСТОВ С.А., СУСОВ И.П., 1999. Коммуникативно-когнитивная лингвистика и разговорный дискурс // http:

//homepages. tversu.ru/~susov/Aristov.htm.

БОГДАНОВ В.В., 1996. Лингвистическая прагматика и её прикладные аспекты // Прикладное языкознание. СПб.

ВЕНДЛЕР З., 1985. Иллокутивное самоубийство // НЗЛ: Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.

ВИТГЕНШТЕЙН Л., 1994. Философские работы. Часть 1. М.

ГРАЙС Г.П., 1985. Логика и речевое общение // НЗЛ: Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.

ЛАКОФФ ДЖ., 1985. Прагматика в естественной логике // НЗЛ: Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.

ЛИ Ч.Н., ТОМПСОН С.А., 1982. Подлежащее и топик: новая типология языков // НЗЛ: Вып. 11. Современные

синтаксические теории в американской лингвистике. М.

МОНТЕГЮ Р., 1981а. Прагматика // Семантика модальных и интенсиональных логик. М.

МОНТЕГЮ Р., 1981б. Прагматика и интенсиональная логика // Семантика модальных и интенсиональных логик.

М.

НИКИТИН М.В., 1996. Курс лингвистической семантики. СПб.

ОСТИН ДЖ. Л., 1986. Слово как действие // НЗЛ: Вып. 17. Теория речевых актов. М.

ПОЧЕПЦОВ Г.Г. (мл.), 1987. Коммуникативные аспекты семантики. – Киев,

СЁРЛЬ ДЖ., ВАНДЕРВЕКЕН Д., 1986. Основные понятия исчисления речевых актов // НЗЛ: Вып. 18. Логический

анализ естественного языка. М.

СУСОВ И.П., 1980. Семантика и прагматика предложения. Калинин.

AUSTIN J.L., 1962. How to do things with words. Cambridge (Mass.).

CANALE M., 1983. From communicative competence to communicative language pedagogy // Language and

Communication. London; New York.

CANDLIN C.N., 1983. Preface // Language and Communication. London; New York.

CRESSWELL M.J., 1996. Semantic Indexicality. Dordrecht, etc.

CRESSWELL M.J., 1988. Semantical Essays: Possible Worlds and Their Rivals. Dordrecht, etc.

DIJK T.A. van, 1977. Text and Context. Explorations in the semantics and pragmatics of discourse. London; New York.

FINEGAN E., 1995. Subjectivity and subjectivisation: an introduction // Subjectivity and subjectivisation. Linguistic

perspectives. Cambridge.

FREDERIKSEN C.H., 1977. Structure and Process in Discourse Production and Comprehension // Cognitive Processes in

Comprehension. – Hillsdale, New Jersey.

LEECH G.N., 1983. Principles of Pragmatics. – London; New York.

SEARLE J.R., 1983. Intentionality: An essay in the philosophy of mind. – Cambridge, etc.

SEARLE J.R., 1970. Speech Acts: An Essay in the Philosophy of Language. – Cambridge.

SEARLE J.R., KIEFER F., BIERWISCH M., 1980. Introduction // Speech Act Theory and Pragmatics. Dordrecht, etc.

SGALL P., HAJIČOVA E., PANENOVÁ J., 1986. The Meaning of the Sentence in Its Semantic and Pragmatic Aspects.

Dordrecht, etc.

WINOGRAD T., 1977. A Framework for Understanding Discourse // Cognitive Processes in Comprehension. Hillsdale,

New Jersey.

WITTGENSTEIN L., 1953. Philosophical investigations. Oxford.

 

SUMMARY

A.A.Khudyakov

 

The article deals with the development of the theory of pragmatics. Linguistic pragmatics is traced back to the original

works by J.Austin, J.Searle, G.Grice whose writings drew upon the philosophical ideas of L.Wittgenstein. The correlation

between semantics and pragmatics is considered in detail; the difference between language competence and communicative

competence is commented upon. The author concludes with stating the supremacy of pragmatics over semantics.

.
 Поиск в Интернете
ПОИСК
 МЕСЯЧНЫЙ РЕЙТИНГ
1.Эксклюзив: Глобальная эк(12-01-15)
2.Сравнительный оборот. <С(11-03-17)
3.Уважаемые коллеги, дорог(19-05-08)
4.Когнитивная наука в XXI ве(14-06-16)
5.лексикография2(15-11-24)
6.Фазовые глаголы <семант(11-04-13)
7.Слово о семантике компли(11-05-18)
8.КНДР завоевала право на (12-01-10)
9.В Казахстане могут созда(13-12-03)
10.Русский язык сегодня 4.Пр(14-10-07)
 СЕМАНТИКА
1.Сравнительный оборот. <С(11-03-17)
2.Фазовые глаголы <семант(11-04-13)
3.Дайджест журнала "Русски(12-12-25)
4.Слово о семантике компли(11-05-18)
5."Русский язык за рубежом"(13-01-01)
6.МЕХАНИЗМЫ ФУНКЦИОНАЛЬНО(14-07-09)
7.Русский язык сегодня 1(12-11-05)
8.Теория «Смысл ⇔ Тек(11-08-19)
9.Программа учебной дисци(11-09-15)
10.О грамматической семант(11-12-06)
авторское право: Научно-исследовательский центр русской филологии и культуры Хэйлунцзянского университета
адрес:Китай, г. Харбин, ул. Сюйфулу 74 почтовый индекс:150080
телефон:+86-0451-86609649