Русский язык
Китайский язык
Все началось с Вана - Научно-исследовательский центр русской филологии и культуры Хэйлунцзянского университета
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА > ЛИТЕРАТУРА И КУЛЬТУРА > КУЛЬТУРА > СОДЕРЖАНИЕ
Все началось с Вана
  ДАТА ОПУБЛИКОВАНИЯ:2011-6-24 9:15:03  КОЛИЧЕСТВО ПОСЕЩАЕМОСТИ:1481
Заглавие статьи Все началось с Вана
Автор(ы) Евгения КРИВИЦКАЯ
Источник Культура,  № 21, 23  июня  2011, C. 1
Место издания Москва, Россия
Объем 15.0 Kbytes
Количество слов 2006
Постоянный адрес статьи http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/24991093

Все началось с Вана

Автор: Евгения КРИВИЦКАЯ

В БЗК стартовал главный музыкальный конкурс России

У зала и у конкурса в этот раз сходное положение: оба после реконструкции, и за их судьбой пристально наблюдает вся страна. Пока с уверенностью можно говорить только о БЗК: ремонтные работы никак не затронули акустику, хотя и пол вскрывали, и заново покрывали краской стены, меняли кресла. Фойе партера очистили от буфетов и развесили динамики: теперь опоздавшие могут слушать вполне приличный звук из зала. Красавец витраж с изображением Святой Цецилии в антрактах притягивает толпы людей, которые фотографируются на фоне новой достопримечательности. 70 лет понадобилось для того, чтобы восстановить эту архитектурную изюминку БЗК, уничтоженную разрывом фугасной бомбы в 1941 году. Приведен в идеальный порядок вестибюль первого этажа: в новом мраморе невольно ищешь свое отражение, а белизна колонн слепит глаза.

Первыми в зал вошли консерваторцы, отметив окончание 145-го учебного года. Широкую публику пустили неделю спустя: открытием Международного конкурса имени Чайковского началась новая повседневная жизнь БЗК. Статус события подчеркнул приезд на концерт-открытие в БЗК главы Правительства России Владимира Путина.

Концепция гала-концерта была проста: на сцене - только лауреаты этого конкурса разных лет. Владимир Спиваков - за пультом НФОР, Денис Мацуев - за фортепиано, в коронном репертуаре с Первым концертом Чайковского, и колоратурное сопрано Альбина Шагимуратова с ариями из опер разных композиторов, но преимущественно тех, кого жаловал Петр Ильич. Соответствующие цитаты из писем и статей Чайковского были оглашены главным ведущим статусных концертов Святославом Бэлзой. Присутствующие жадно ловили звуки со сцены: так ли сочно звучит оркестр, летит ли голос в зал? Слышно было отменно и, забегая вперед, замечу, что зал с каждым днем обретает что-то новое в своей акустической ауре. Вибрации музыки пробуждают его от годичного сна, словно спящую красавицу...

После праздничных фанфар последовали конкурсные будни. Напомним, что прослушивания идут в четыре потока: пианисты и виолончелисты - в Москве, скрипачи и вокалисты (они начнут 22 июня) - в Петербурге. Кроме "распила" конкурса на два города, есть и другие нововведения, вызывающие категорическое несогласие. Например, расписание составлено так, что слушать можно только какую-то одну специальность: в первом и втором турах все начинают одновременно и параллельно в разных залах. Раньше, скажем, скрипачи играли в "паузах" между утренними и вечерними прослушиваниями пианистов, финалы у виолончелистов были днем. Предложение слушать из архива интернет-трансляций тоже не самое удачное: только к пятому дню конкурса начали выкладывать записи предыдущих выступлений, и процесс этот в стадии отладки. Да и вообще, следовало бы учесть, что Россия пока не настолько компьютеризированная страна, что есть люди, специально приезжающие в столицу на конкурс за музыкальными впечатлениями или педагоги музыкальных школ, отнюдь не ограничивающие свой кругозор одной номинацией, - все эти категории граждан (говоря официальным языком) оказались перед фактом навязанного выбора и жестких рамок. Неразбериха произошла с билетами: многие просто не смогли попасть на прослушивания, потому что в кассе продавали один билет, автоматически действующий и на утро, и на вечер. Неважно, что человек собирался идти только один раз - это место в продажу больше не поступало, и реально страждущий попасть в зал сделать этого уже не мог. Крайне непродуманный ход - ни с моральной, ни с экономической точек зрения.

Понадеемся, что в дальнейшем будет работать постоянная менеджерская команда, которая как-то учтет ляпы этого "пилотного" варианта и отработает все организационные нюансы до блеска. Впрочем, будем справедливы: общий настрой - позитивный, и по ходу конкурса возникающие частные проблемы решаются оперативно.

Не стреляйте в пианиста

29 участников были допущены по результатам отборочного кассетного тура до сцены БЗК. Играли по шесть человек в день: программа была увеличена до 50 минут, так что каждый мог раскрыть свой талант по максимуму. Поэтому вопрос точного репертуарного попадания оказался самым важным. Даже "обязательного" Чайковского можно подобрать по темпераменту: пианисты здесь в гораздо более привилегированном положении, чем те же виолончелисты, для которых Петр Ильич написал, увы, только одну сольную камерную пьесу.

По географии номинация "Фортепиано" представлена, как и на прошлом конкурсе, небогато: 16 конкурсантов из России (!), страны СНГ (по одному из Беларуси, Украины и Грузии), двое участников из Китая, трое из Кореи, по одному - с Тайваня, из Израиля, Японии и США, и, наконец, участник из Швейцарии. Куда делись все немецкие, французские и иже с ними остальные европейские пианисты, остается только гадать!

Как-то похоже выглядел и состав жюри. Много российских музыкантов, пусть не всегда проживающих сейчас на родине: Дмитрий Алексеев, Евгений Королев, Михаил Воскресенский, Владимир Овчинников. Любимцы российской публики - Барри Дуглас (Ирландия) и Питер Донохоу (Великобритания), бразилец Нельсон Фрейре, француз Мишель Берофф. На третьем туре к ним присоединятся Владимир Ашкенази и Денис Мацуев.

Общий уровень участников был достаточно ровный и добротный - каких-то откровенных срывов, технически недоученных программ не было. В драматургии конкурса сложились любопытные сюжеты. Например, самой юной участницей стала 16-летняя Екатерина Рыбина из ЦМШ. Неординарная девочка, эдакий "enfant terrible", сидящая за роялем почему-то очень низко и дико подвывающая во время исполнения. Играла, кстати, единственная технически очень несовершенно, хотя темпераментно. Публика ревела от восторга и держала за нее кулаки, а жюри отвергло всякую мысль о прохождении во второй тур.

Вновь на конкурс приехал Александр Лубянцев, получивший прошлый раз третью премию. Выступил удачно, особенно в таких виртуозных вещах, как "Мефисто-вальс №1" Листа и "Фейерверк" Дебюсси, хотя выбранный элитный рояль "Фациоли" не прибавил особого очарования его звуку. И в те моменты, когда по контексту требовалось сыграть душевнее, романтичнее - в медленной части "Патетической" Бетховена или в "Романсе" Чайковского, - лиризма не хватало. Но во второй тур прошел.

Открытием конкурса, несомненно, можно считать Алексея Чернова. Поскольку он попал в обойму конкурсантов из резерва, в последний момент - его биографии в основном буклете нет. Зато на дружественном сайте Московской филармонии, где Алексей иногда играет в камерных залах, нашлось очень интересное досье: Чернов окончил Московскую консерваторию у Натальи Трулль, является также композитором, автором интернет-ресурса "Русская академическая музыка". Лауреат десятка взрослых и кучи юношеских конкурсов.

Играл потрясающе интересно и глубоко, а его трели - это что-то невероятное. Трудно даже представить, что такой декоративный элемент может стать фактически несущей конструкцией и эффектным выразительным средством. Продемонстрировав ярчайшие интерпретации всех произведений - сложнейшей сонаты №32 Бетховена, обязательного Чайковского, феерически сыграв этюды Скрябина и уверенно "Мефисто-вальс №1" Листа, - Чернов триумфально прошел в следующий тур и занял пока лидирующую позицию. Также продолжают борьбу Павел Колесников, Сара Данашпур, Александр Романовский. Всего по регламенту жюри пропустило 12 человек.

К сожалению, за чертой остались несколько очень достойных музыкантов, таких как Динара Клинтон, Андрей Дубов, Георгий Громов: их культура звукоизвлечения, глубина постижения авторского замысла не идет в сравнение с прямолинейностью Филиппа Копачевского или манерностью Даниила Трифонова, которые попали во второй тур.

Краткий комментарий по результатам голосования любезно согласился дать Михаил ВОСКРЕСЕНСКИЙ:

- Объясните, пожалуйста, каковы теперь критерии отбора?

- Еще в конце XIX века Антон Рубинштейн сказал, что все играют теперь хорошо. Это относится и к данному конкурсу: почти все были великолепно подготовлены. Критерием для отбора лично для меня является искренность исполнения, при наличии таланта, конечно. К сожалению, некоторые участники старались сыграть выразительнее, чем написал композитор, и это иногда отзывалось дурным вкусом. Я немного огорчен тем ажиотажем без разбора, который устраивает московская публика после каждого исполнения. Потому что были как очень искренние, тонкие и душевные исполнения, так и чудовищно безвкусные трактовки.

- Остался кто-то из симпатичных вам конкурсантов "за бортом"?

- Мне будет не хватать Андрея Дубова, который очень хорошо себя показал в том числе в бетховенской сонате № 31 и представил очень интересную обработку "Ночи на Лысой горе" Мусоргского. В буклете не было указано, что ее автором является Игорь Худолей, а сам Дубов только кое-что добавил. Возможно, кого-то из жюри это могло настроить против него. Но, с другой стороны, конкурс - сложная вещь. Критерии оценки зависят от субъективного ощущения каждого члена жюри. Это не спорт, где играют роль сотые секунды. Потому и приглашают судить много музыкантов, чтобы получилось некое суммарное впечатление.

- А был ли кто-то из участников, кто категорически не понравился?

- Меня удивляет, как прошла отбор Екатерина Рыбина, которая оказалась чрезвычайно плохо подготовленной: я категорически не могу принять такую "Аппассионату" Бетховена.

- Может, система отбора по видеозаписям не столь эффективна?

- Мое мнение - DVD не дает полного представления о музыканте, тем более что техническое качество записи, особенно у русских участников, всегда бывает хуже. На многих конкурсах специальное жюри ездит по городам в разные точки мира и проводит "живой" отбор. При том бюджете, который имеет Конкурс Чайковского сейчас, вполне можно было бы организовать такие предварительные прослушивания.

- Как проходило голосование по новой системе?

- Вся новизна заключается в компьютеризации. Мы реально голосуем по старинке: берем список участников и ставим баллы на бумаге, от 1 до 25. А все возможные нюансы потом учитывает компьютер.

Виолончельные баталии

Совершенно иная картина сложилась у виолончелистов. Из 25 участников всего двое (!) - россияне. Зато много музыкантов из Западной Европы: четверо из Германии, представлены север - Норвегия, Швеция, Финляндия, юг - Италия (трое участников), Франция, а также США, Канада, Китай, Корея, Армения, Беларусь.

Любопытно, что и жюри оказалось столь же интернациональным. Давид Герингас, Сергей Ролдугин, сэр Клайв Гиллинсон, Энрико Диндо, Линн Харрелл, Ральф Хиршбаум, Антонио Менезес, Густав Ривиниус.

Программы виолончелистов имеют свою многолетнюю специфику и пока не подверглись модификации: осталось обязательное произведение на первом туре - "Пеццо-каприччиозо" Чайковского, требуется сыграть каприс и части из сюит Баха. Остальное - по выбору, который простирался от Солимы до Шуберта. Приятно, что оба российских конкурсанта, Александр Рамм и Сергей Жилин, прошли во второй тур.

Как у пианистов, некоторые участники жаждут реванша за прошлый конкурс: Нарек Ахназарян, получивший тогда пятое место, и Умберто Клериче, не прошедший в финал. Они оба пока продолжают борьбу.

В пресс-клубе, возглавляемом польским журналистом Александром Ласковским (он аналогично работал на Конкурсе имени Шопена в Варшаве), состоялась встреча с бразильским маэстро Антонио МЕНЕЗЕСОМ, который дал следующие комментарии о ходе конкурса:

- Критерий отбора? Мне трудно сказать за всех, но лично мне важно, чтобы конкурсант совмещал в себе музыканта и виолончелиста, имел свой стиль. Большинство людей, которых мы отсеяли, могли бы пройти и во второй тур, и играть в финале с оркестром: они все хорошо играют и могут давать концерты. Но мы ищем особенных артистов, которых хотелось бы пойти послушать вновь.

- Все 25 участников играли одно и то же "Пеццо-каприччиозо". Не было утомительно? Может, стоило бы расширить обязательный список за счет транскрипций произведений Чайковского?

- Такова традиция на этом конкурсе. В мое время участвовали 69 виолончелистов, и жюри 69 раз прослушало эту пьесу. С другой стороны, не так плохо, когда все играют одну и ту же пьесу. Легче сравнить и понять, насколько они понимают эту музыку.

- А кто играл Чайковского лучше всех?

- Мне понравилось несколько трактовок, но, к сожалению, эти участники не прошли во второй тур. К сожалению, в основном "Пеццо" считают виртуозной пьесой, которую надо сыграть как можно быстрее, а иногда вносят слишком много сентиментальности, так что можно подумать, что Чайковский - плохой композитор. А он - великий композитор. Я радуюсь, когда исполнителю удается найти необходимый баланс.

- А чем вы объясняете такое скромное представительство виолончелистов из Латинской Америки?

- Точно ответить сложно. У нас много хороших инструменталистов, но, может быть, их уровень все-таки недостаточно высок для такого международного соревнования, как Конкурс имени Чайковского. Марта Аргерич, Нельсон Фрейре, я сам, скорее, являемся исключениями. Нам приходится ездить в Европу или США, чтобы получить настоящее образование: у нас нет собственной исполнительской школы, как в России, Германии. Должна быть атмосфера, в которой с детства формируется талант. Мы в Бразилии пытаемся сейчас последовать примеру Венесуэлы, где миллионы детей вовлечены в оркестровую игру. Возможно, это поможет улучшить ситуацию.

- Довольны ли вы общим уровнем участников?

- Да. Нам повезло, поскольку был предварительный отбор по DVD и те люди, которые заведомо не соответствовали по техническому уровню, были отсеяны. А в каждом из тех, кто играл перед нами, есть потенциал вырасти в крупного музыканта.

- Как происходило голосование?

- На прослушиваниях мы делали заметки для себя, так как к четвертому дню уже можно запутаться, кто как играл "Пеццо-каприччиозо". На нынешнем конкурсе мы ничего не обсуждаем между собой: каждый должен выразить свое собственное мнение. В прошлом случалось, что какой-нибудь харизматичный член жюри настолько влиял на других, что они невольно начинали голосовать вслед за ним. Сейчас мы стараемся этого избегать, хотя иногда возникают мысли - кто я такой, чтобы судить, почему бы не спросить мнения коллег? Возможно, я не прав. Но, в конце концов, мы выставили цифры, и эти баллы отражали не столько оценку качества исполнения, сколько наше желание услышать того или иного музыканта еще раз.

.
 Поиск в Интернете
ПОИСК
 МЕСЯЧНЫЙ РЕЙТИНГ
1.Эксклюзив: Глобальная эк(12-01-15)
2.Сравнительный оборот. <С(11-03-17)
3.Уважаемые коллеги, дорог(19-05-08)
4.Когнитивная наука в XXI ве(14-06-16)
5.лексикография2(15-11-24)
6.Фазовые глаголы <семант(11-04-13)
7.Слово о семантике компли(11-05-18)
8.КНДР завоевала право на (12-01-10)
9.В Казахстане могут созда(13-12-03)
10.АВТОРСКИЕ ЖАНРОВЫЕ НОМИ(11-02-25)
 КУЛЬТУРА
1.Наименование Китайского(11-07-26)
2.Все началось с Вана(11-06-24)
3.Рай в тайге и тюрьме(11-07-17)
4.Сдать ЕГЭ любой ценой(11-07-16)
5.Россия, США и ЕС обсудят (11-12-01)
6.Бросок на Запад(11-04-10)
7.Драконы не едят овощей(11-07-15)
8.Опера «куньцюй»(11-08-18)
9.Маленькая Одетта(11-07-17)
10.Прогулка по Великой кита(11-09-11)
авторское право: Научно-исследовательский центр русской филологии и культуры Хэйлунцзянского университета
адрес:Китай, г. Харбин, ул. Сюйфулу 74 почтовый индекс:150080
телефон:+86-0451-86609649